На главную страницу
 
 Главное 
 Новости 
 Причины Старения 
 Технологии Будущего 
 Продление Жизни 
 Разное 
Добавить в избранноеКонтакт





Авторизация





    

 Запомнить меня на этом компьютере

Поиск по сайту






Секрет молодости, Технологии омоложения, старение, старость, возраст, преждевременное старение, процесс старения


Существует ли секрет молодости?


   Интервью дает Олег Глотов, 30 лет. Кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории пренатальной диагностики наследственных заболеваний человека НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта СЗО РАМН (Санкт-Петербург).
    — Расскажите, пожалуйста: какие сегодня существуют теории старения?
    — Сейчас достаточно много теорий старения. Одну в свое время предложил Алексей Оловников — называется теломерная теория. Она основывалась на том, что определенные участки хромосом человека — теломеры — укорачиваются с течением жизни. Но после открытия стволовых клеток стало понятно, что причина старения не в этом. Действительно, теломеры есть и они укорачиваются, но это не связано с процессом старения.
    Другая теория — свободно-радикальная. Заключается она в том, что свободные радикалы — активные формы молекулы кислорода — способны повреждать клетки. С возрастом происходит всё больше и больше этих повреждений, они накапливаются, клетка стареет, и организм вместе ней.
    Есть митохондриальная теория. Основана она на том, что в геноме человека кроме геномной ДНК — той, которая содержится в ядре клетки, — есть еще так называемся митохондриальная ДНК. Она не содержится в ядре, а находится в клетке в свободной форме. Митохондрии отвечают за производство энергии. Там происходит очень много тех же свободно-радикальных реакций, которые способствуют, в том числе, повреждению клетки и ее преждевременному старению. И считается, что с возрастом мутаций в митохондриях накапливается всё больше, потому что они бесконечно делятся (или в результате деления), и в конечном итоге накопление этих мутаций является критическим для клетки, клетка умирает, и вместе с ней стареет организм.
   Гипотеза, на основании которой была написана моя диссертация,— гипотеза так называемого слабого звена. Если в двух словах — это связано с генной предрасположенностью. Скажем, у человека выявлен определенный генетический маркер, который предрасполагает к сердечно-сосудистой патологии. Если человек будет вести неподходящий образ жизни, то эта патология у него разовьется раньше. А если он будет регулярно осматриваться и т. д., он сможет немножко больше «протянуть» при определенном генотипе.
    — В 2007 году вы получили премию Геронтологического общества РАН за лучшую работу по геронтологии среди молодых ученых. Что это была за работа?
   — Премию вручили мне и моей коллеге из Уфы. Обе работы были по генетике предрасположенности, мы изучали генетические маркеры в разных возрастных группах. И, в общем-то, пришли практически к одинаковому мнению, хотя гены были разные. Мы пришли к выводу: теория слабого звена действительно работает.
   — А в чём практическая польза этого исследования?
   — В том, что человек, зная особенности своего генома, может жить в согласии со своими генами. Он не кладет эти знания куда-то на полочку, а читает свой геном, как книжку. Допустим, человеку 40 лет. Он смотрит: генетической предрасположенности к сердечно-сосудистой патологии нет. Значит, в 40 лет он может не снижать физические нагрузки, проверяться не чаще, чем обычно. А другой человек читает: мне 40 лет, у меня риск инфаркта,— ему нужно призадуматься о своем здоровье, сделать ЭКГ, проверить липидный спектр, гомоцистеин, еще какие-то маркеры, которые могут быть признаками приближающегося инфаркта.
    — А такое исследование генома легко сегодня сделать в России?
    — Сейчас есть много организаций, которые предлагают такие исследования. Исследование на самое большое количество генетических маркеров делают в нашем институте в Петербурге.
    — А дорого это стоит?
    — От 300 рублей до 30 тысяч. Зависит от того, сколько маркеров вы изучаете. Грубо говоря, один маркер — 300 рублей, 100 маркеров — 30 тысяч. Но чем больше маркеров изучаешь, тем больше понимаешь взаимоотношение этих маркеров. Человека обследуют на различные маркеры — биохимический, генетический, еще что-то посмотрят, ЭКГ сделают — и вот только в совокупности, когда грамотный врач обрабатывает информацию, он может точно сказать, что человеку грозит в плане старения. Но таких специалистов, к сожалению, у нас по стране очень мало. Есть отдельные врачи, которые понимают в «anti-ageing»,— в Петербурге, в Москве... а в других городах я даже и не слышал, чтобы такие специалисты были.
   — Почему одни люди стареют раньше, другие позже? В чем секрет молодости?
   — Знаете, пытались найти «ген преждевременного старения», но так и не нашли. Наверное, его и не должно быть — так, чтобы сказать однозначно: вот этот человек постареет раньше, а этот позже. Можно только сказать, что вот у этого человека риск заболевания может привести к тому-то, тогда он постареет раньше другого человека.
Тут еще, видите, много всего завязано на грамотности исследования. Все эти исследования должны в первую очередь проходить на близнецах. Близнецы — это уникальная модель, помогающая отделить наследственные компоненты от ненаследственных. Но геном человека расшифровали совсем недавно, и подобные исследования — чтобы в течение всей жизни человека провести и посмотреть — появятся очень нескоро. Но вот у меня есть брат-близнец, тоже генетик,— мы друг на друге наблюдаем всё это…
   — А вы на себе ставите эксперименты?!
   — Вся жизнь — эксперимент (смеется).
   — Можете объяснить популярно, за что дали Нобелевскую премию по медицине в этом году?

   — Эти ребята выделили фермент теломеразы на основании предсказаний Оловникова и показали, что теломераза работает. Достраивают эти укороченные части хромосом, и хромосома начинает заново функционировать. В ней содержатся определенные гены, которые репрессируют образование опухолей. И если рассмотреть такой вариант: хромосома была нормальная, полноразмерные теломеры — опухоль не развивалась. Потом теломеры укорачиваются с каждым циклом — и если фермент теломеразы не работает, то начинают активизироваться (не блокироваться) гены, которые допускают рост опухолей.
Кстати, мне тут коллеги объясняли, почему премию не дали Оловникову,— потому что ее дают за практические результаты, но не за теории…
   — Британский геронтолог Обри ди Грей считает, что через 20 лет, при достаточном финансировании исследований, ученые смогут продлить человеку жизнь до 1000 лет. Как вы к этому относитесь?

   — Этот бред я тоже слышал. У человека биологический возраст определяется 120–125 годами. Кто-то будет выбиваться из этой нормы, но в принципе — заложен такой возраст, и сделать его больше — это просто нереально.
   — Получается, есть ученые, которые считают, что старение — это программа, которую можно отменить, и бессмертие возможно, но вы считаете, что это невозможно, да?
   — Да. Во всяком случае, в таком крупном масштабе — в 10 раз… Понимаете, чем проще организм, тем проще продлить ему жизнь. У нематод получается продлить жизнь в 10 раз. У мыши — уже только в несколько раз, у еще более сложных организмов — на 10–30% максимум. Если брать средний возраст человека — 70 лет, то вот 30% к этим 70 годам можно добавить. Что мы получаем? Мы получаем даже меньше 120 лет…
   — А увеличить до 120, как вы думаете, когда удастся?
   — Тут цель — увеличить даже не общую продолжительность жизни, а, главное, качество жизни, замедлить процесс старения. Лучше 100 лет прожить качественно, чем прожить 120, а из них последние 30 лет непонятно как. То есть омоложение – более ценно, чем само по себе продление жизни.
А когда — ну, я думаю, лет через 50 уже вплотную подойдут к 120 годам.
Источник Акция Online